Софья (lemura) wrote,
Софья
lemura

  • Mood:

Был в балете - 2

Это было давным-давно...
Я была гимназисткой... Так, уточню, это было в девяностые, а то вы решите, что я и впрямь была гимназисткой, скажем, смолянкой, и хранилась до наших дней замороженной в холодильнике.

Итак, это было относительно давно, когда деревья были большими, а лемуров обучали в гимназиях. И учили там лемура в частности истории искусств, был такой предмет в программе. Нам неоднократно повторяли, что потом, когда мы будем за границей, мы поразим всех своей невозможной эрудированностью и недосягаемо высоким коэффициентом интеллекта. Ну вот, теперь я за границей России и поражаю.

Кстати, что смешно - ни разу мне не довелось ни с кем поговорить о том, что мы проходили на истории искусств. Нет, это не все вокруг бескультурные, просто не пришлось как-то. И вообще Шекспира и прерафаэлитов (которых мы не проходили) я люблю больше, чем Золя и экспрессионистов (которых мы проходили).
Но это все в сторону, я же обещала про балет.


Наша преподавательница истории искусств, обладательница выдающихся душевных качеств, почти дворянской фамилии и зычного фельдфебельского рыка голоса, решила приобщить нас к культуре во внеурочное время. А именно - отвести на балет. В Омский Музыкальный театр имени трамплина и лыжной горки приехал какой-то московский балетный коллектив, и это культурное событие не должно было пройти мимо нас. Оно и не прошло, к сожалению. Думаю, из моей памяти оно вообще никогда не изгладится. Как подростковая травма.

"И чтоб все билеты купили, и вели себя прилично, а не как дети окраин, а то я вам устрою - вы меня знаете!" - сказала нам преподавательница истории искусств. И добавила: "И учтите, потом будете рецензию писать, лодыри!"
И мы пошли в театр на балет "Песня про царя Ивана Васильевича, удалого опричника и молодого купца Калашникова".
О читатели мои! Никогда не ходите на балет, название которого длиннее одной строки. Ничего хорошего из таких хождений не выходит.

Пришли мы рано и, естественно, поскольку мы культурные дети, а не дети окраин, купили программки - потом рецензию писать пригодится. Купили и решили посмотреть либретто - не то чтобы кто-то Лермонтова не читал, но - бывают же изменения и вообще...
Наш случай был "и вообще". Я не знаю, друзья мои, кто это либретто писал. Возможно, он был болен, возможно, у него закончился галоперидол, зато осталось много лишней конопли...
Либретто было написано в стиле рюсс и снабжено стихами. Нет, не лермонтовскими. Какими-то чудовищными хромыми двустишиями без рифмы , зато с большим количеством "ой", "ай" и "ох" (например, "а вот и скоморох ой веселит народ"). Ну, и "гой-еси", конечно, куда ж без него...
Я сохранила это либретто, но, к сожалению, архив ныне не со мной, так что я помню только наиболее жуткие фразы.

"И забрали опричники невинных дев с улицы да натешились. И заплакали девы многие поутру."
Хочу заметить, что если б в либретто не было написано про невинность этих дев, я бы не поверила. Потому что на сцену в этом действии вышли девицы в сарафанах с разрезом по самое это самое и сбацали зажигательный канкан. Они не выглядели невинными и страдающими. И заплакать поутру, на мой вкус, могли разве что с тяжелого похмелья.

"Один по палатам ходит грозный царь. Ай, суровые мысли в голове его, жестокие. Совесть мучает, не дает уснуть, планы коварные покоя не дают".
Не буду врать, царь на сцене был. И даже с бородой и в шапке Мономаха. Уснуть ему не давало скорее шило в попе посохе. Царь вокруг этого посоха танцевал. Зуб даю, глазной рабочий. Он держался за посох и выгибался вокруг него и на нем со всей пластичностью выпускника балетной школы. Он прыгал через посох и скакал на нем верхом. Мы шепотом делали ставки, будет ли он раздеваться. Проиграли, так и проплясал у шеста в трико и мантии.

Па-де-де купца и Алены Дмитриевны. Оба в белом, причем он, по-моему, в кальсонах, танцуют вокруг стола. Деревянного некрашеного. Кроме стола в горнице купца икона, писаная, судя по всему, каким-то большим любителем современного искусства. Или просто пятилетним ребенком. Икона висит под самым потолком - не потолком горницы, потолком сцены. Все, больше мебели на сцене нет. И декораций нет. А и незачем, Алена Дмитриевна и на столе очень печально сплясала.

К концу балета я ломала голову, как бы написать рецензию и чтоб без ругательств...
Но рецензию отменили. Без комментариев, просто сказали, что все, попугаи разлетелись, ничего писать не надо. В конце концов, преподавательница смотрела тот же балет.

Апдейт. Когда написала и повесила этот пост, вспомнила еще кусок либретто и балета.
Фразе из самого начала либретто "Стон стоит по всей Руси - тяжко народу царя везти" соотвествовал буквально вывоз царя на сцену народом. Я еще тогда подумала, что надо бы бежать, потому что дальше явно будет хуже - но между мной и выходом было двенадцать человек одноклассников и преподавательница. Только благодаря этим тринадцати стойким людям вы и прочитали сейчас эту печальную историю.
Tags: воспоминания, и рассказывает-рассказывает, кино и немцы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments