April 17th, 2015

Вот как?

Времена не выбирают, в них живут и умирают

Есть такой тип людей - любители добрых старых времен. Чем более старые времена, тем сильнее любят, даже странно, что никто до сих пор не объявил, что тоскует по далеким годам, когда на земле бродили прекрасные динозавры, а не унылые двуногие хомо сапиенс.
Я бы такую тоску, кстати, поняла. Вернее, я бы ее поняла лучше, чем воздыхания по эпохам не столь отдаленным и, как правило, мало знакомым воздыхателю.
Нет-нет, я не буду рассуждать сейчас о любителях "России\СССР-которую-мы-потеряли". Хотя и тут мне есть, что сказать.

Это я на днях опять увидела неубиенный аргумент про возраст Джульетты. Мол, трахалась Джульетта в 13 - и ничего, а вы, современные, испорчены цивилизацией. Да-да, мы страшно испорчены цивилизацией, придумавшей возраст согласия и поставившей планку этого возраста несколько дальше, чем 13 лет (не везде, не всегда, но мы же про цивилизацию, правда?). Вот образованием испорчено куда меньшее число нас, поэтому о причинах, почему возраст согласия в нормальных законодательствах - 18-21, - мало кто знает. Дело не в том, когда трахаться хочется. Дело не в том, когда рожать можно. Дело в том, когда лобные доли мозга развиваются. Потому что ответственное решение принимать надо ими - спать или не спать.

Рассказала про это Коале. Коала поинтересовалась, не хотят ли эти любители Шекспира не только трахаться, но и резаться, как в солнечной Вероне? Резаться, зубы терять, от болезней помирать быстро и мучительно, сифилисом заражаться (кто-то вообще обращал внимание, как часто тема сифилиса всплывает у Шекспира?). Коала даже привела пример: недавно в израильской криминальной хронике - два подростка-романтика деву не поделили, и один другого раскаленным железом прижег. Чем не Шекспир? Ах да, стихами не говорят, и костюмы не такие клевые.

Одного не понимаю - почему все эти любители добрых старых времен не уедут туда, где все еще царят благородные старые нравы и никакого возраста согласия? До фига ведь таких мест на планете. Люди такие непоследовательные.