Софья (lemura) wrote,
Софья
lemura

Category:

"Но бывает и худшее горе..."

По следам сразу нескольких дискуссий поняла я, что пора поговорить за этику исследований. Зачем она нужна, с чем ее едят и почему базовые принципы ее очень важны нам и в повседневной жизни.

Обычно когда речь заходит об этике исследований, сразу все вспоминают: "Ах, медицинские эксперименты на людях, доктор Менгеле, отряд 731." Более осведомленные могут вспомнить исследование сифилиса в Таскиги (Tuskegee Study) и в Гватемале. Или эксперимент Уотсона с младенцами. Но все это будет, как правило, отдаленное, чаще медицинское, и сейчас ведь такого и не бывает. Ну разве что в Северной Корее...

Нет, я не стану раскрывать вам страшные секреты, что на самом деле в подвалах университетов проводятся бесчеловечные эксперименты на студентах. Или в подвалах секретных служб - на людях. Или еще где-нибудь под покровом ночи за семью замками... Да, проводятся наверняка и под покровом ночи, и за семью замками. Потому что времена изменились, и есть этические требования к экспериментам, и контролирующие организации есть, и хрен ты что напечатаешь, если с этикой у тебя швах - а если и напечатаешь, то когда вскроется, позорище просто будет громче. Вот, например, история с так называемым исследованием некоего Ринда...

"Стоп. Открывается волнующая тема. Уведет нас далеко в сторону." Я-то хотела поговорить не о Ринде, не о вопросах совращения малолетних в частности и сексуальных преступлений вообще. Я хотела об этике. Давайте об этике.

Для начала - небольшая иллюстрация. Последние годы я все чаще слышу два аргумента в пользу как псевдоисследований, так и определенного типа ролевых игр. Первый в кратком изложении будет: "их никто не заставляет, могут в любой момент уйти" и "да ну, все взрослые люди, сами пришли, сами участвовали, все всё понимали". Это говорится, например, о ролевых играх в терминальных раковых больных/в блокаду Ленинграда/ в концлагерь (нет, я не шучу, в это играют), об играх, где применяются депривации сна и еды, о любительских театрах, где используются пытки "чтоб раскрыть актеров". Нет-нет, не мои фантазии, это все реальность. Это же я слышу, когда речь заходит о любительских (не от слова "любить", а потому что чудовищно непрофессиональных) исследованиях и социальных хеппенингах/флешмобах (вроде пресловутого "миту"). "Они привлекают внимание к проблеме! Они за все хорошее! Они говорят ПРАВДУ! Они способствуют личностному росту и развитию общества!" Слышало, слышало мое вещее эти речи... И речи о том, что "да ладно, актеры играют, исследователи данные собирают на эту тему, никакой разницы, мы ж не публикуем, мы ж выводы не делаем, мы ж для себя и всего интернета..."

Давайте я вам для начала расскажу, что делает нормальный исследователь, собирая данные для исследования у живых совершеннолетних дееспособных людей. Вот специально сейчас не буду ни про уязвимые группы (например, дети, больные, люди с психическими расстройствами и так далее), ни про работу с данными из социальных сетей - отдельные сложные темы, не сейчас. Начнем от печки.
Когда мы (я, пожилой профессор с мировым именем, студент с незаконченным бакалавриатом - любой нормальный исследователь) приступаем к сбору данных для исследования, мы сначала объясняем потенциальному участнику:
1) о чем исследование
2) зачем исследование
3) как мы его будем проводить
4) какие могут быть выгоды и последствия от участия лично для участника, если он решит согласиться
5) каковы перспективы самого исследования и данных в нем (будем публиковать или не будем, как и сколько данные будут храниться и т.д.)
6) как можно выйти из исследования в любой момент (включая время после того, как данные уже предоставлены)
7) куда бежать и к кому обращаться, если от участия в исследовании произошли какие-то неприятные последствия.
Причем мы не только предоставляем всю эту инфу несколько раз (до того как подписано согласие, в процессе и после того, как мы завершили сбор данных у этого участника). И это, напоминаю, не для уязвимых групп и даже не для слишком тяжелых тем исследования. Скажем, жертвы преступлений - это уязвимая группа. Но если ты решил спрашивать участников о личном опыте сексуальных домогательств - ты выбрал весьма щекотливую тему. Опасную и для тебя (много чего можно неприятного услышать), и для твоих добровольцев. Ты должен подумать, каковы риски для тебя и для других, и обеспечить защитные меры. Это - обязательная часть работы исследователя. Зачем это все?

Потому что "не навреди" - это не только про врачей. Я писала еще в ЖЖ, что если врач перепутает аппендикс и желчный пузырь, и вырежет не то - ошибку и непрофессионализм заметят довольно быстро. Но стоит человеку сказать, что он психолог, или хотя бы интересуется психологией/способствует личностному росту/привлекает внимание к важнейшей социальной проблеме - у окружающих как будто выключаются мозги. Что тут думать, трясти надо! "Они взрослые, они сами рассказывают/играют/участвуют - они знают, на что идут!" Нет, не знают. Им не сказали. Люди могут (и имеют право) не оценивать возможные последствия чужих "экспериментов" над собой самостоятельно, не готовиться к ним и ничерта не знать о том, зачем нам данные и что мы будем с ними делать. Они нам доверились. Рассказали свою историю травмы, приехали на игру по Толкиену (о, этот древний скандал с игрой по Толкиену, на которой применялись настоящие пытки - по мелочи, ну волосы там обрезать, ерунда, вы о чем, слабаки. Сарказм mode off), решили поучаствовать в любительском мюзикле (режиссер "растит" из добровольцев "героев", пытки - часть тренинга, мадам режиссер очень этим гордится)... Нормальный исследователь - да и вообще нормальный или хотя бы относительно нормальный человек, не укушенный идеей, что он/она/оно "властелин умов и душ, сапогами выпираемый из вселенной", знает - это его задача и его ответственность - работать с людьми так, чтоб им не навредить. Информированное согласие - это когда взрослый самостоятельный и вменяемый человек знает, что, как и зачем у него берут, и как выйти "из игры" и/или защитить себя, если "игра" пошла не туда.

"Почему же они тогда идут к этим "исследователям", "режиссерам" и прочим любителям поиграть в живые игрушки?" - спросят некоторые из вас. А некоторые добавят: "Ну, сами идут, значит, сами себе злобные буратины, было б о ком волноваться."

Ооо, это очень хороший вопрос, зачем они идут. Добрая часть учебника социальной психологии именно об этом. Идут, потому что "все побежали - и я побежал, Маня участвовала, Таня участвовала, и Сережа тоже!". Идут, потому что им кажется, что нашли своих (о, как хочется многим, чтоб были свои, с таким же опытом! Ты не одна, сестра, me too! Привет, ретравматизация). Идут, потому что не знают, не могут знать, неоткуда им знать о последствиях. Сколько человек слышало о ретравматизации? Да Бог с ней, с ретравматизацией, сколько человек хотя бы подумало, что если вывалить историю в интернет под своим именем (или легко пробиваемым псевдонимом), то ее весь интернет и может прочесть. Не только доброжелатели. Все - и те, кто вам лично не желает добра; и любители поиграть в живые куклы, и просто дурно любопытствующие. "...чтоб какой-нибудь болван Федор Иванович читал ее "документ",-- откусывал от сахара, попивал бы с блюдечка чаек и важно говорил бы: - Какой интересный документ!"

"Ладно-ладно, а не уходят-то почему?". А я отвечу вопросом на вопрос: "А как?" Как удалить из интернета единожды рассказанную, но уже разошедшуюся историю ми-ту? Все, поезд ушел. В реальности, впрочем, не легче. Как уйти, если чувствуешь, что тебе вслед кинут "Слабак!", а то и вовсе выкинут из "своих". Да-да, вы можете. Я могу. Нас таких несколько. А тех, кто не может - намного больше. И лично я не могу их обвинить в том, что они этого не могут. Господи ты боже мой, у БДСМ групп есть стоп-слово, но не у этих "исследователей", "экспериментаторов" и "собирателей".

Да, это, конечно, не размах Сиро Исии или этих, которые в Таскиги. Это даже не Уотсон с выпестованной у младенцев фобией белого меха, из-за которой подросшие дети впадали в истерику при виде белой бороды Санта-Клауса. Это так, мелкие игры людьми. Они развращают, конечно - и участников ("Да ладно, все норм, поиграли в концлагерь для духовного роста"), и устроителей (ведь не родились же они с мнением о себе как о право на игры людьми имеющем), и наблюдателей. Да-да, и ретравматизация, и притупление чувствительности - когда раздражители нужны все более и более сильные, чтоб ощутить хоть что-то, - возможны и у сторонних наблюдателей. Роботов тут нет.

Так что простые этические правила - что обязан делать исследователь, если работает с людьми, - вещь, полезная не только исследователям. А все эти любители не думать, а трясти, потому что "Важная тема! Духовный рост! Любительское исследование для простого народа! Надо привлечь внимание!" - это полное "заставь дурака богу молиться". Только этот дурак расшибает лоб и себе, и окружающим. И совершенно безнаказанно. Ведь "все же взрослые, а тема важная". Такие дела.
Tags: Вселенная и глупость, будни психо допустим логов, преступлять свои преступления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →