Софья (lemura) wrote,
Софья
lemura

Categories:
  • Mood:
  • Music:

"Дафна, страсти избегая..."(с)

Позавчера я наконец получила бумажку об окончании степеней, фактическую и настоящую. И рассказом об этом я сейчас и буду вас истязать.
На церемонию прибыл лемур в черном и еротичном - потому что только к этому наряду можно было надеть подаренный мужем к окончанию степени комплект украшений; - господин и повелитель всего лемура и родители с обеих сторон. Из всех прибывших в составе этой делегации только лемур и был настроен скептически в отношении будущей церемонии. И таки был прав. И вдвойне прав был лемур, захвативший рабочий блокнот и получивший таким образом возможность вести конспект всего действа с целью поделиться затем радостью с вами, о мои дорогие терпеливые читатели.

Нас, в общем-то, сразу предупредили,что действо затянется, предупредили официально с трибуны. В кустах возле эстрады многозначительно белела скорая помощь, и это обнадеживало.
Официальные лица выходили на сцену под так называемый "Манежный марш", в просторечии именуемый конским.
Для начала нам спели. Предварительно сообщив, что поют так, для затравки, а потом выступит ректор. Ректора я до сих пор не видела ни разу, и посмотреть было интересно. К тому же была у меня тайная надежда, что раз уж начали с пения, так он нам на радостях потом спляшет. Но он не сплясал. Он заговорил. О политике и тяжелой жизни. О том, что в Израиле каждый второй политик, а хозяина нет. О том, что дальше будет хуже, и он, скорее всего, не доживет, а мы увидим. На этой оптимистической ноте лектор вспомнил, где он находится, и сообщил, что именно нам, как он надеется, предстоит все наладить. Лемур мысленно благодарит за оказанное доверие и продолжает строчить, ректор получает слабый аплодисмент и скрывается.
Следующим к микрофону выходит какой-то представитель гуманитарных наук и конкретизирует ситуацию, описанную предыдущим оратором. Особенно тяжело сейчас именно гуманитарным наукам. Им жить просто невозможно, и их никто не уважает. На прощание он хочет пожелать всем присутствующим большого счастья в пост-университетской жизни. Интонировал он это пожелание так, что у меня возникло чувство, что он лично в эту жизнь не верит, но перед церемонией его долго уговаривали.
Потом вышел представитель социальных наук и порадовал нас сообщением, что полученное нами сегодня - вообще не степень. И бесполезно в реальной жизни. Правда, в течение всех долгих лет учебы на первой степени нас, не покладая рук, учили искать знания, приобретать знания и интеллектуально развиваться. Тут я успела подумать, что, по всей видимости, документ, который нам сегодня выдадут, будет удостоверять, что мы наконец-то развились интеллектуально, и тогда любопытно взглянуть, что же там будет за текст. Но оратор тут вспомнил, что общее заданное настроение - траурное, и лемур вновь весь обратился в одно большое ухо, дабы не пропустить ни единой драгоценной мысли о тяжелой жизни интеллектуалов вообще, и израильских в частности. На сем оратор и завершил речь и сорвал слабый аплодисмент. Мне кажется, они надеялись на рыдания.
Точно надеялись. Следующей на сцену вышла дева в черном и со слезной песней. Она пела и пела, и во мне крепла уверенность, что эта церемония - последнее испытание, и документы выдадут только самым стойким. Родители и муж подглядывали в мой конспект и хихикали.
После песни нам зачитали список факультетов, которые сегодня избавятся от нас окончательно, и в небо полетели шарики. В свете предыдущих речей даже странно, что цветные.
После шариков, дабы мы не расслаблялись, на сцену вышел "наш брат студент". Наш брат студент был лыс и мрачен, и начал свою речь со следующего пассажа: "Еще покойный Ицхак Рабин говорил...". Тут лемур в рыданиях уткнулся в блокнот, а свекровь сказала: "сталинский стипендиат". Дальше родители принялись шепотом обсуждать, почему именно сталинский, а сам предмет обсуждения голосом распорядителя на похоронах вещал со сцены о пользе учебы для всех вообще, а для него лично - в особенности. Так, например, благодаря учебе он открыл, что у любой проблемы больше одной стороны. "Мы рады, граф!" - заметил лемур. Студенты кругом хихкали, общались, ловили детей, и тихонько комментировали.
На трибуне сталинский стипендиат продолжал зажигать. Он сообщил нам, что опыт Хайфского университета по объединению арабов и израильтян давно пора перенимать повсеместно. Что преподавателям, на его взгляд, необходимо улучшать качество преподавания, хотя он и не знает пока, как. Но он подумает и скажет. И всем спасибо за перенесенные трудности, а теперь он прочтет стихи. Тут стало ясно, что трудности еще перенесены не все. Стихи были лишены ритма, рифмы и смысла, зато, пока он их читал, в проходе между рядами появился пухлый мелкий ребенок. Ребенок тыкал в трибуну пальцем, поворачивался к сидящим бакалаврам и радостно комментировал: "Гыыы!" И это было и правда гыыыы.
Гыыы резко усилилось, когда на трибуне опять возник распорядитель и сообщил, что сейчас самое время спеть о любви. С первых же тактов песни о любви "гыыы" переросло в "боян" - нам собирались спеть про летящего птенца.
А дальше финальное слово (одно предложение) распорядителя, "А-Тиква" (единственный действительно прочувствованный момент в церемонии) и все, мы пошли по классам получать дипломы.
Все описанное заняло сорок минут, так что можно подумать, что нам солгали, сообщив в начале, что времени уйдет много. С другой - лично мне кажется, что каждое их слово было лишнее. Впрочем, такие церемонии всегда одинаковы.
А диплом лежит у меня на столе. И ждите теперь продолжения нашего триллера: "Учеба продолжается, или лемур и вторая степень".
P.S. Фотографии будут отдельным поездом, как только я победю... побежду... преодолею лень.
Tags: и рассказывает-рассказывает, лемур ученый, тысяча стадий фаланги мои разделяет
Subscribe

  • "...кто-то молится тихонько за живых - за нас."

    В последнюю неделю отпуска съездили в Израиль.Да простят нас все, кого не успели увидеть, мы обязательно приедем еще. Все же неделя - это очень мало.…

  • (no subject)

    Мы тут опять съездили в Hay-on-Wye, город букинистов. Вернулись, как всегда, с двумя мешками (и это мы там пробыли только полдня). Первые издания…

  • (no subject)

    И еще ко дню Катастрофы. Я тут нашла очерки И. Эренбурга времен Второй Мировой. Один хочу привести практически целиком. Старый, несколько пафосный по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments

  • "...кто-то молится тихонько за живых - за нас."

    В последнюю неделю отпуска съездили в Израиль.Да простят нас все, кого не успели увидеть, мы обязательно приедем еще. Все же неделя - это очень мало.…

  • (no subject)

    Мы тут опять съездили в Hay-on-Wye, город букинистов. Вернулись, как всегда, с двумя мешками (и это мы там пробыли только полдня). Первые издания…

  • (no subject)

    И еще ко дню Катастрофы. Я тут нашла очерки И. Эренбурга времен Второй Мировой. Один хочу привести практически целиком. Старый, несколько пафосный по…